lotype of industrial kyrgyzstan marginbottom10

Арзыбек Кожошев: «Зеленая экономика» должна стать брендом Кыргызстана

В эксклюзивном интервью бизнес-журналу «Индустриальный Кыргызстан» министр экономики КР поведал читателям о том, какими победами запомнился стране 2016 год. Глава экономического ведомства также рассказал, почему Кыргызстану было важно вступить в ЕАЭС, несмотря на опасения противников интеграции. Наконец, читателям наверняка интересно будет узнать о том, как изменится Налоговый кодекс республики, а также почему Кыргызстану необходимо развивать актуальное во всем мире направление – «зеленую экономику».

— 2016 год выдался для Кыргызстана успешным в плане сохранения стабильности в экономике. Как бы Вы охарактеризовали итоги ушедшего года?

— Безусловно, основным итогом 2016 года стало сохранение положительной динамики экономического роста на фоне нарастания глобальных экономических рисков. Реальный рост ВВП за 2016 год составил 103,8%, а объем ВВП сложился на уровне 458,0 млрд сомов. Для сравнения, в Казахстане краткосрочный экономический индикатор составил 100,8%, в Армении рост экономики составил 0,5%, в России и Белоруссии сократился на 0,2% и 2,6% соответственно. Экономический рост в Кыргызстане обеспечен всеми секторами экономики. В сельском хозяйстве объемы реально возросли на 3%, в сфере услуг – на 3%, строительстве – на 7,4% и промышленности – на 5,2%. В обрабатывающей промышленности, несмотря на снижение в текстильной промышленности на 22,2% и сокращение на 8,4% производства строительных материалов, которые экспортировались в соседние страны, рост составил 105,4%, чему способствовали рост производства кокса и очищенных нефтепродуктов в 1,4 раза, пищевой промышленности – на 12,1%. Также положительная динамика роста наблюдается в сфере услуг. По итогам 2016 года показатели возросли на 2,9%. Рост в основном обеспечен такими подотраслями, как оптовая и розничная торговля, ремонт автомобилей и мотоциклов, а также деятельность гостиниц и ресторанов. Рост в торговле, несмотря на снижение экспортно-импортных операций в 2016 году, составил 7,2%, (это меньше показателя за 2015 год на 0,3 процентных пункта), а деятельность гостиниц и ресторанов возросла на 9,5%.

В начале года экономика показывала отрицательную динамику роста, однако к концу лета, в совокупности с принимаемыми Правительством мерами, показатели выровнялись, и к концу 2016 года наша экономика показывала уже положительную динамику. В течение всего года инфляция находилась на низком уровне. Индекс потребительских цен, характеризующий уровень инфляции, в декабре 2016 года составил 99,5%, аналогичный показатель в 2015 году равнялся 103,4%. Среднегодовое значение инфляции составило 100,4%, тогда как за январь-декабрь 2015 года оно составляло 106,5%.

– Кыргызстан вошел в ЕАЭС, что вызвало негативную реакцию со стороны отдельных лиц. В частности, сомнения в правильности данного шага высказывали в Жогорку Кенеше. Насколько обоснована критика в адрес правительства по этому вопросу?

– Необходимо отметить, что большинство депутатов считают вступление Кыргызстана в ЕАЭС важным и даже очень правильным решением. Как Вы знаете, интеграционные процессы в глобальном мире – это объективная реальность, актуальность которых в условиях ухудшения экономической ситуации на фоне политической напряжённости в мире всё более возрастает. Сегодня более половины объёма мировой торговли осуществляется в рамках сложившихся интеграционных блоков. Да, интеграция обостряет конкурентную борьбу, но при этом вытесняет неэффективных производителей, стимулирует экономический рост и усиливает приток капитала в страну. Ликвидация же тарифных барьеров способствует укрупнению рынков и росту деловой активности. Эти новые перспективы и новые возможности привлекают в процесс интеграции все большее число суверенных государств.

Предпосылками или аргументами «за» вступление в ЕАЭС стали актуальные для Кыргызстана четыре весомых фактора, которые напрямую связаны с несколькими «степенями свободы» в рамках Договора о ЕАЭС: во-первых, это экономический фактор, связанный со свободой перемещения товаров, который сыграл ключевую роль при принятии решения о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС. Большая часть экспортных позиций Кыргызстана традиционно ориентирована на страны ЕАЭC, включая экспорт сельскохозяйственной продукции (свыше 70%), электроэнергии и готовой швейной продукции (до 100%), в производстве которых задействована большая часть населения, в том числе, сельского населения.

Не менее важным стал вопрос импорта товаров из стран ЕАЭС. Мы завозим из этих стран инвестиционные и стратегически важные товары, включая различные виды оборудования, ГСМ (99,3%), газ (100%), зерно (100%), лесоматериалы (более 90%), металлопрокат (78%). Поэтому весомым преимуществом для экономики стал тот факт, что Кыргызстан в условиях ЕАЭС может осуществлять беспошлинный ввоз этих товаров.

С момента присоединения к ЕАЭС таможенные границы ушли, санитарный и фитосанитарный контроль отменен, сертификаты признаются, китайские товары растамаживаются на внешнем контуре и беспрепятственно перемещаются по территории ЕАЭС. Остается пока ветеринарный контроль, тем не менее, для 18 предприятий животноводческой отрасли (это молоко, мясо, мед и рыба) открыт доступ на рынок Казахстана и России, ведется работа еще для 7 предприятий. С момента отмены ветеринарного контроля кыргызская сторона сама будет включать свои предприятия в Единый реестр ЕАЭС для поставок на рынок Союза.

– К этим же плюсам можно отнести и свободное перемещение трудовых мигрантов, верно?

– Действительно, этот фактор стал еще одной благоприятной предпосылкой для вступления в ЕАЭС. Договорённости о свободе перемещения трудовых ресурсов и формировании общего рынка труда с признанием документов об образовании и социальными гарантиями дали возможность кыргызстанцам работать в любом государстве-члене объединения без получения разрешения на трудоустройство. Отменены квотирование и обязательные разрешения на работу трудовым мигрантам. Срок временного пребывания без регистрации на территориях государств ЕАЭС увеличен до 30 суток.

Размер денежных переводов сейчас составляет 24% ВВП и почти 39% от размера государственного бюджета (1,6 млрд. долларов США за 2016 год). Этот финансовый источник существенно стимулирует занятость и положительно влияет на сокращение бедности в стране, особенно в южных регионах.

Третий аргумент, который при вступлении Кыргызстана в ЕАЭС оказался в определённой степени решающим, это активная позиция широкой общественности, в первую очередь – бизнеса. На момент вступления Кыргызстана в ЕАЭС, по данным социологических исследований, во всех регионах страны свыше 75% населения «проголосовало» «за» вступление. Обсуждения и открытые дискуссии продолжались почти четыре года. Поэтому вступление в ЕАЭС не было волюнтаристским решением Правительства.

И, наконец, свобода функционирования единого рынка услуг и капитала также чрезвычайно важна для будущего развития Кыргызстана. В рамках функционирования единого рынка услуг на территории стран ЕАЭС, в том числе и в Кыргызстане, созданы условия для обеспечения свободного движения услуг по 43 секторам, включая строительные работы, услуги по разработке программного обеспечения услуги в области оптовой и розничной торговли, услуги, относящиеся к сельскому хозяйству и т. д.

Учитывая, что сектор услуг стремительно развивается и достиг почти 50% в структуре производства ВВП, единый рынок услуг ЕАЭС может существенно повлиять на дальнейшее расширение этого сектора экономики, стимулируя формирование сервисной модели экономики Кыргызстана в перспективе. За счёт развития новых направлений бизнеса в этой сфере качество услуг, несомненно, будет улучшаться, а их стоимость для населения может снизиться за счёт роста конкуренции на этом рынке.

Что касается свободного перемещения капитала, то для обеспечения согласованного регулирования финансовых рынков, государства-члены ЕАЭС согласились на переходный период с выходом к 2025 году на создание Единого наднационального органа по регулированию финансового рынка.

Если говорить о положительных результатах вступления Кыргызстана в ЕАЭС, то республика присоединилась к ЕАЭС на выгодных в целом для страны условиях. Кыргызстан получил равные права в органах ЕАЭС наряду с другими странами-участниками. Это означает, что без согласия кыргызской стороны, как и любой другой страны Союза решения ЕАЭС не принимаются. После присоединения к Союзу на кыргызско-казахстанской границе отменены таможенные процедуры. На территории КР вступили в силу единые требования к продукции, установленные техническими регламентами ЕАЭС. Было принято решение о создании Кыргызско-Российского Фонда в целях поддержки республики в период адаптации к новым условиям. Были приняты наши требования о переходных периодах для выполнения ряда положений Договора о ЕАЭС, включая вопросы технического регулирования и т. д. Были достигнуты договорённости об оказании помощи со стороны России и Казахстана для оснащения таможенных постов и ветеринарных, фитосанитарных, санитарных и других лабораторий. Недавно Казахстан выделил 41 миллион долларов технической помощи по адаптации КР к требованиям ЕАЭС. Это отрадный факт.

– Каковы будут дальнейшие планы по адаптации экономики Кыргызстана к условиям рынка ЕАЭС?

– Одним из важных приоритетов для нас будет, конечно же, развитие экспорта. Правительством разработан ряд механизмов и ведутся необходимые мероприятия. Например, в рамках проекта «Финансирование сельского хозяйства – 5» в ближайшем будущем будут выдаваться кредиты на животноводство и растениеводство – под 10% на 36 месяцев, на переработку и обработку сельскохозяйственной продукции – под 6 % на 36 месяцев.

Кроме того, льготные кредиты выдает Российско-Кыргызский Фонд Развития. Организацией одобрено 665 проектов на сумму 202 млн. долларов США. С фондом есть полное взаимопонимание, в том числе по координации дальнейших планов по развитию индустриального и аграрного секторов страны.

Для содействия кредитованию малого и среднего бизнеса создан ОАО «Гарантийный фонд», который является одним из базовых организаций поддержки МСБ. Данный проект получил поддержку от Азиатского банка развития, и в настоящее время вопрос взаимовыгодного сотрудничества рассматривается со стороны РКФР, что вселяет надежду на большие перспективы использования такого инструмента в масштабах страны и в регионах.

Одной из важнейших задач в 2017 году будет снятие ветеринарного контроля на кыргызско-казахской границе и признание ветеринарной системы КР эквивалентной требованиям ЕАЭС. Для этого мы намерены продолжить идентификацию животных по всей республике, ускорить работу по модернизации существующей инфраструктуры, строительству новых ветлабораторий и обучению ветеринаров. Наша ветеринарная палата объединяет частных ветеринаров, в отличие от систем государственного ветеринарного надзора в странах ЕАЭС, и во многом это вызвало определенные трудности в стыковке систем надзора и признания эквивалентности.

Наконец, мы завершаем работу по разработке и принятию новой редакции Налогового кодекса Кыргызской Республики с учётом интеграции страны в ЕАЭС и создания, по сути, наилучших условий хозяйствования для бизнеса на всем пространстве Союза.

Таким образом, можно констатировать факт, что процесс интеграции идет в интересах страны, пусть и с определенными издержками, но идёт. Совокупные выигрыши по четырем степеням свободы (рынка труда, товаров, капиталов и услуг) кумулятивно и последовательно дают и будут давать результат в течение ближайших 3-5 лет. Эти сроки носят объективный характер, исходя из опыта европейской интеграции, а также необходимости определенного временного лага для структурной перестройки экономики.

– Кстати, раз уж заговорили о Налоговом кодексе. Так ли необходимо вносить в этот документ поправки?

– Налоговый кодекс — это как Конституция, только для бизнеса. Сейчас создана рабочая группа, в состав которой вошли представители госструктур и бизнеса. Им и предстоит рассмотреть наиболее спорные моменты проекта нового Налогового кодекса. Особо хочу обратить внимание, что главной его целью является не ужесточение требований, а адаптация к условиям ЕАЭС и устранение существующих противоречий.
Добавлю, что в адрес Минэкономики поступили предложения и замечания по проекту нового налогового законодательства от 40 бизнес-ассоциаций. Говорить конкретно, с какими замечаниями мы согласны, а с какими — нет, пока рано, поскольку обсуждение с бизнес-сообществом еще не началось. Тем не менее, могу однозначно сказать: все предложения, связанные с изменениями ставок налогов и их администрированием, министерство будет рассматривать.

Экономика во всем мире, да и в Кыргызстане, меняется молниеносно. Именно поэтому постоянные поправки в Налоговый кодекс тоже в порядке вещей. За девять лет в него внесли уже 760 поправок! По закону, если кодекс изменен на 60 процентов, стоит просто переписать документ заново. Это мы и делаем, а нам помогают бизнесмены, налоговые консультанты, эксперты, ведомства.

С 2008 года, когда был принят последний вариант Кодекса, многое в экономике изменилось, прежде всего — отношения со странами-партнерами. В действующем кодексе не хватает важных норм, отчего страдают предприниматели, которые работают с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Россией. В новых условиях старые нормы приводят к упадку производства в Кыргызстане. Это относится к ввозу товаров из стран ЕАЭС физическими лицами и лицами, работающими по добровольному патенту: они не платят налоги на импорт. Это ведет к недобросовестной конкуренции, проигрывает наш местный производитель.

– Чем документ будет отличаться от старого?

– Нам нужно было изменить некоторые статьи, чтобы кодекс гармонировал с законами стран-партнеров. Мы хотели максимально защитить отечественный бизнес, не ущемляя в интересах иностранные компании. Учтены и реалии исламского финансирования. Теперь такие финансовые инструменты, как мурабаха, мудараба, шарика и другие, регулируются законом. То есть наша экономика открылась для инвестиций богатых арабских стран, сохранив в целом нормальный европейский подход. Сегодня проект Налогового кодекса содержит около сотни норм, призванных защитить предпринимателя. Будет снижена административная нагрузка на добросовестный бизнес, а вот требования к контролирующим органам, напротив, усилятся. Также новый проект содержит около 30 норм, которые устраняют лазейки для уклонения от налогов, усиливают администрирование в отношении недобросовестных налогоплательщиков и снижают риски выпадения бюджета.

– Все более актуальным и часто обсуждаемым в экспертном сообществе становится вопрос развития «зеленой экономики». Принесет ли она пользу Кыргызстану?

– Вопросы зеленой экономики с каждым годом становятся все более актуальнее, в том числе и для Кыргызстана. Растет уровень аккумулированного углекислого газа (СО2) в атмосфере. Вместе с ним растет число и масштаб природных катаклизмов. Кроме того, глобальное повышение температуры приводит к таянию ледников. По словам специалистов, за последние 30 лет растаяло и исчезло 15 процентов ледников Кыргызстана.

Осознавая проблему, которая грозит всему человечеству, многие страны, начиная с 90-х годов, начали активно работать в направлении поиска компромиссных решений по снижению антропогенного влияния на экологию в целом, и на климат в частности – это, например, знаменитый Киотский протокол. Состоявшаяся в декабре 2015 года Конференция по климату в Париже дала шанс мировому сообществу изменить негативную динамику. Итогом конференции стало утверждение всеми 196 странами международного соглашения по недопущению повышения мировой температуры выше 1,5°С.

Осознавая важность решения данного вопроса, Кыргызстан включил в Национальную стратегию по устойчивому развитию вопросы низкоуглеродного и «зеленого» развития, нами приняты приоритетные направления адаптации к изменению климата. Кыргызстан взял на себя обязательство по реализации мер, в числе которых внедрение принципов «зеленой экономики», которые включают в себя внедрение и использование современных технологий по сокращению выбросов теплоэлектроцентралями страны, а также переход от традиционных источников энергии к возобновляемым видам, а также энерго- и ресурсосбережению, и максимальное использование своего гидроэнергетического потенциала через малые ГЭС, в отличие от больших ГЭС, наносящих ущерб природе и населённым пунктам в зонах затопления.

Несмотря на сравнительно низкий объем выбросов парниковых газов на душу населения, который более чем в три раза ниже от средних мировых показателей, в 2016 году Кыргызстан занял 71 место по защите здоровья человека и экосистемы, в то время как Казахстан на 69 месте, Армения – 37, а Россия – 32. Данный рейтинг наглядно демонстрирует, насколько сильно Кыргызстан отстает от глобального экологического тренда, и это несмотря на незначительную долю промышленного производства в ВВП, которая по итогам 2015 года не превышает 15%.

Также Кыргызстан сильно отстает от другого глобального экологического тренда – развития рынка экологических технологий. Так, в 2015 году мировой рынок экотехнологий достиг размера 1,05 триллиона долларов США! Ввиду огромного потенциала данного рынка Кыргызстану необходимо активно включаться в него, желательно не в качестве потребителя экотехнологий, а в роли разработчика и производителя готовых решений.

Учитывая, что в ноябре 2016 года Парижское соглашение по климату вступило в силу, можно сказать, что процесс пошел, и нам необходимо переходить к решительным шагам в этом направлении.

Министерство экономики Кыргызской Республики уделяет теме «зеленой экономики» пристальное внимание. Уверен: несмотря на наличие целого спектра негативных факторов, обуславливающих нынешнюю сложную ситуацию в экономике страны, перед нами стоит много возможностей в зеленом направлении. Мы можем превратить наши минусы в плюсы, и направить наше развитие на зеленый рост!

– Что для этого необходимо сделать?

– Для достижения этих целей нам надо фактически создать новую отрасль экономики КР – «зеленую экономику», основанную на органическом сельском хозяйстве, органической легкой промышленности, чистой энергетике, сохранении лесного и животного фонда, полной переработке твердо бытовых отходов, экологичном транспорте, производстве энергосберегающих и энергоэффективных технологий.

К 2035 году Кыргызстан может стать первой страной в Центральной Азии, полностью перешедшей на принципы «зеленой экономики», отказавшись от устаревших технологий, что будет значимым выигрышем в масштабах региона, несмотря на текущее отставание в индустриальном развитии и «грязных» технологиях.

Для достижения этих амбициозных целей нам необходимо выполнить ряд задач организационного и законодательного характера. Прежде всего мы должны изучить опыт стран, лидирующих в направлении зеленой экономики и превратить Кыргызстан в региональный центр по изучению вопросов «зеленой экономики» в Центральной Азии.

В настоящий момент разрабатывается закон о промышленно-производственых зонах Кыргызской Республики, и вполне возможно закрепить приоритет промышленных зон с «зеленой» ориентацией и создать первую в ЦА специализированную промышленную зону для «зеленых» технологий с наилучшими в регионе условиями — Green Hi-tech Valley. Потенциально есть ограничения на развитие промышленных зон в КР из-за конкуренции с существующими в центрально-азиатском регионе СЭЗ и промзонами. Поэтому необходимо нахождение своей особой ниши, которой может стать специализация на зеленых технологиях для энергетики, автоиндустрии, переработки ТБО, пищевой промышленности, строительства и т.д.

Также необходимо устранять пробелы в управлении и разработке документов и упорядочить законодательную практику по вопросам ЗЭ в Кыргызстане. Все программы, стратегии развития должны предусматривать интеграцию и приоритезацию вопросов «зеленой экономики» и иметь конкретные целевые показатели и векторы развития. Оптимальным видится подготовка нового закона о приоритете «зеленого» развития Кыргызской Республики или отражение этого вопроса в целеполагании стратегических документов развития страны.

Не стоит отодвигать на второй план и вопрос подготовки кадров по «зеленой экономике». Обучение специалистов должно начинаться с раннего воспитания молодого поколения. Бережное отношение к природе должно стать национальной чертой нового поколения. Государство должно финансово поощрять учебные заведения, внедряющие дисциплины, связанные с экотехнологиями.

Наконец, важно привлечь бизнес-сообщество в «зеленую экономику» через создание стимулирующих условий: льготного кредитования, инвестиций, снижения административных барьеров входа и выхода, сокращения административных процедур, через защиту права частной и интеллектуальной собственности.

— Какие выгоды от внедрения «зеленой экономики» получит Кыргызстан?

— Учитывая опыт передовых стран, можно говорить о достижимости 25-30-процентной доли ЗЭ в будущей структуре экономики КР. Особенно интересен опыт центрально-американской Коста-Рики, экономика которая во многом схожа с Кыргызстаном. Так вот, в прошлом году Коста-Рика смогла 99% своей энергетической потребности обеспечить за счет возобновляемых источников энергии. Кроме того, отпадет необходимость для экономики в варварской добыче недр и полезных ископаемых, в интенсификации сельского хозяйства через широкое применение удобрений, пестицидов и гербицидов, а также в строительстве энергетических мощностей, работающих на угольном топливе.

Отказ от использования автотранспорта на ископаемом топливе и переход автопарка на электромобили, гибридные силовые установки и использование биотоплива создаст свою экосистему. Производство экотехнологий в промышленной зоне Green Hi-tech Valley позволит стране не только закрепиться на рынке ЕАЭС, но создать прочную региональную экономическую кооперацию по зеленым технологиям. Наконец, утилизация мусора и различных отходов с использованием современных технологий, массовое озеленение территорий позволит стране решить уже назревшие экологические проблемы, одновременно создав новые рабочие места.

Кыргызстан может и должен отказаться от грязных технологий. Наши минусы могут стать плюсами! Мы отстали в индустриализации по старым технологиям, но теперь это для нас благо – мы сможем сейчас выйти вровень с лидерами низкоуглеродного развития. Новая «зеленая экономика» Кыргызстана должна стать брендом страны, узнаваемой во всем мире. Путь она станет нашим реальным конкурентным преимуществом в глобальной экономике.

ПОДЕЛИТЬСЯ
!!!
Дата публикации: 14.04.2017